Принцип добросовестности

Принцип добросовестности был прямо включен в Гражданский кодекс РФ 1 сентября 2013 года. Это не теоретическое положение гражданского законодательства, не имеющее практического применения. В действительности в последние годы суды достаточно часто ссылаются на него при вынесении решений, что свидетельствует о том, что данный принцип имеет важное практическое значение при толковании закона и обстоятельств конкретного спора. Он закреплен в пунктах 3 и 4 ст.1 ГК РФ. Согласно п. 3 ст.1 ГК РФ: «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно», согласно п.4: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения».

Принцип добросовестности в совокупности с положениями ст.10 ГК РФ, которые говорят о том, что недопустимо злоупотребление правом при осуществлении гражданских прав и исполнении обязанностей, является неким последним аргументом в споре. Этот аргумент всегда остается, когда все остальные доводы исчерпаны. Он действует даже тогда, когда с точки зрения формального содержания отдельных норм права спор проигран. Иными словами, на принцип добросовестности можно сослаться тогда, когда формально закон против вас, но мораль, нравственность и общий взгляд на то, что есть правильно и что есть неправильно на вашей стороне.

По существу законодатель, введя принцип добросовестности в систему писаных норм права, сказал о том, что эти нормы, зафиксированные во всем массиве законодательных актов, не всегда достаточны для принятия решения по конкретному делу. Нормы права, если подходить к ним совершенно формально, могут служить основой для злоупотреблений разного рода, которые законодатель ввиду многообразия жизненных обстоятельств просто не мог предусмотреть.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъясняется проблема применения принципа добросовестности и говорится о том, что этот принцип имеет настолько важное значение, что суд самостоятельно, без заявления об этом участников спора, может поставить на обсуждение сторон вопрос о том, что в споре усматривается недобросовестность кого-либо из участников. Это отступление от общего алгоритма гражданского спора, рассматриваемого судом, поскольку при обычных условиях бремя доказывания обоснованности своей позиции и необоснованности позиции оппонента возлагается на стороны.

Верховный суд РФ ориентирует все суды на некое среднее приемлемое поведение участников правоотношений и говорит, что каждый участник оборота должен безусловно учитывать права и законные интересы того, с кем имеет дело. В частности, всегда должна предоставляться полная и адекватная информация о товарах, услугах и т.п. Если суд замечает в обстоятельствах дела признаки отклонения от нормы поведения, он обязан обратить на это внимание сторон и предложить представить аргументы и позиции по этому поводу.

В итоге суд в том случае, если придет к выводу, что какой-либо участник спора не следует стандарту добросовестности реагирует в зависимости от характера конкретного спора в пользу добросовестной стороны. Характер конкретной реакции не предопределен, но спектр их довольно широк в действующем гражданском законодательстве. Верховный суд РФ указывает только на некоторые примеры. Так, он говорит о том, что недобросовестному истцу может быть полностью либо только в части отказано в иске. Может быть признано, что состоялось какое-то событие, которому препятствовала недобросовестная сторона (наступило условие, которое запускает череду событий). Суд может, изучив ситуацию, сказать, что нет оснований для констатации недействительности той сделки, о признании недействительной которой просит недобросовестная сторона. Спектр реакций суда на отступление от стандарта добрых нравов является открытым.

В то же время добросовестность участника оборота защищается. Особенно это актуально в ситуациях, когда истребуются  вещи из чужого незаконного владения. Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, но в некоторых случаях, когда новый владелец вещи является добросовестным, это общее правило закона нейтрализуется. Согласно п.1 ст. 302 ГК РФ: «Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли». То есть, собственник может истребовать у добросовестного приобретателя вещь не всегда, а только тогда, когда вещь была утрачена помимо его воли. Если же собственник хоть каким-то образом способствовал утрате имущества (пусть даже это будет косвенное участие) и добросовестный приобретатель совершил все те действия, которые ждет от него оборот в такой ситуации, то собственник не вправе истребовать вещь. Можно сказать, что принцип добросовестности в таком случае нейтрализует даже такое основное право как право собственности. Принцип добросовестности имеет первостепенное значение.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что в гражданском споре всегда есть последний важный аргумент. Вы всегда можете сослаться на добросовестность, на то, что вы честно выполняли свою роль участника гражданского оборота. Если аргументация этого утверждения будет в достаточной мере обоснованной, то суд может вынести решение в вашу пользу даже в том случае, когда формальные компоненты спора будут свидетельствовать не в вашу пользу. Выбор позиции в гражданском споре и её обоснование – это очень сложная и кропотливая работа, поскольку каждый акцент спора важен. В связи с этим всегда желательно участие в судебном споре адвоката.